COVID-burnout: как «выгорают» от коронавируса?

2020 является во многих отношениях годом неприятных сюрпризов, из которых новый коронавирус стал самым неожиданным и массовым. И если до начала второй волны пандемии главным приоритетом человечества было сохранение здоровья физического, то этой осенью многие известные врачи начали говорить о сохранении здоровья психического. Появился даже новый термин – «COVID burnout», то есть «вызванное коронавирусом эмоциональное выгорание». Чем характеризуется это состояние?

Во время, и сразу после первого карантина (который длился 55 дней с 17 марта по 11 мая 2020) французские терапевты и психиатры констатировали повышение тревожных состояний и панических атак у своих постоянных пациентов. Также выросло число выписываемых антидепрессантов, анксиолитиков и снотворных.

Как говорится в отчете научной группы по изучению лекарственных препаратов (GIS-Epi-Phare) при Национальном агентстве по безопасности медикаментов (Agence nationale de sécurité du médicament, ANSM), этой весной врачи выписали на 1,1 млн больше рецептов на такие психотропные медикаменты как Xanax, Lexomil или Valium, которые уменьшают тревожные состояния, и на 187 тысяч больше рецептов на антидепрессанты. Снотворных препаратов врачи выписали на 480 тысяч больше, чем обычно в этот период года.

В целом, такое увеличение объема (всего на 5%) считается небольшим, так как Франция является одним из «чемпионов» в Европе по потреблению анксиолитиков и антидепрессантов, но, как отмечает профессор эпидемиологии университета Версаля Махмуд Зурейк, «данные цифры не точно отражают реальность, так как в период карантина и непосредственно после него многие пациенты не обращались к врачам, даже если нуждались в этом». Эту гипотезу подтверждает и тот факт, что в начале эпидемии резко снизилось число консультаций по иным, нежели COVID-19, заболеваниям – боясь заразиться коронавирусом пациенты обращались за помощью к врачам только в экстренных случаях.

Профессор Марион Лебойе, работающая психиатром в госпитале Анри-Мондор в парижском пригороде Кретей, считает, что «в ближайшие недели и даже месяцы потребности в лечении психических расстройств сильно возрастут». Такое заявление она сделала по случаю «дня психического здоровья», который отмечается 10 октября.

Отдельное внимание психиатров занимают случаи депрессий медработников, напрямую столкнувшихся с эпидемией, и пожилых людей, оказавшихся в полной изоляции. В некоторых странах участились случаи суицидов, которые психиатры связывают с эпидемией COVID-19. Так, в Японии после нескольких лет снижения числа самоубийств, с лета 2020 они выросли на 16%.

Повышение тревожных состояний часто связаны с происходящими в обществе событиями. Так, во Франции число обращений к специалистам возрастало в период финансового кризиса 2008 года. После терактов 2015 и 2016 годов специалисты отмечали увеличение приступов паники, особенно в общественных местах и транспорте. Однако COVID-19 внес свою специфику в психическое состояние людей.

Как показала практика, период летних отпусков в этом году не принес людям долгожданного отдыха и восстановления сил. Врачи-терапевты отмечают, что с начала учебного года у многих пациентов стало больше проблем со здоровьем физическим, а также наблюдаются частые состояния общей тревоги, нарушения сна и хронической усталости. У детей это проявляется в большой эмоциональной нестабильности и плохой концентрации внимания.

Усиление тревожных состояний отмечалось еще в период первого карантина, причем, специалисты определили несколько причин:

- Неизвестность – нехватка информации о коронавирусе, которая порождает множество необоснованных страхов. Связанные с неизвестностью состояния тревоги были характерны во время первой волны коронавируса, в настоящее время информации об этом заболевании намного больше, а обещания скорой вакцины порождают надежду.

- Страх потери работы и страх за экономическое положение своей семьи и страны в целом. Как отмечают психологи, в настоящее время эти страхи гораздо более выражены, так как люди начали понимать, что эпидемия коронавируса продлится еще как минимум несколько месяцев.

- Страх за здоровье близких. Уровень тревожности, связанный со страхом заразить близких с течением времени остался на том же уровне, что и в начале эпидемии, отмечают специалисты.

Кроме этого, как показал первый опыт карантина, сидение дома вызывает новый тип стресса – либо от работы на удалении, либо от постоянного присутствия домочадцев. Семейное насилие и разводы стали явлением более частым, впервые замеченным в Китае. Однако подобные ситуации были характерны для семей, где обстановка и до начала эпидемии была неблагополучная. Большинство же справилось с «весенним уединением» более-менее успешно.

Кстати, стресс был более характерен для пост-карантинного периода. Почему? «Выход из карантина ознаменовал собой вторую волну неопределенности. Полагая, что угроза заражения все еще существует, мы должны были выбираться из наших домов и столкнуться с ней в нашей повседневной жизни. Инстинкт самосохранения более или менее сознательно подсказывал нам сохранять бдительность, но одновременно (и особенно на работе) жизнь заставляла нас наверстывать упущенное. В этот период преобладал страх не добиться успеха – будь то в профессиональном, или в личном плане», – рассказал газете Le Parisien французский психиатр Франнк Беливье.

«Ковид-выгорание»

Вторая волна коронавируса и второй карантин сочетают в себе все предыдущие стрессы и страхи. Эту волну можно точно квалифицировать как «социальное выгорание из-за COVID-19».

Термин «выгорание», который еще называют «синдромом выгорания», чаще всего используется в отношении профессиональной деятельности человека. В более широком смысле, это применяется к ситуациям, в которых сочетаются усталость и чувство подавленности (например, в случае «материнского выгорания»). Такой синдром определяется по трем совокупным критериям:

– Постоянная физическая усталость и эмоциональное истощение. Человек чувствует, что его силы «на исходе», он истощен, опустошен. Такая усталость вызывает беспокойство и растущее чувство тревоги, из-за чего его сон нарушается, что еще больше вызывает усталость. Такое физическое истощение имеет эмоциональные последствия: настроение становится нестабильным, человек может заплакать при упоминании малейшей трудности. В этом случае врачи часто отмечают рост депрессии.

– Сознательно или нет, страдающий выгоранием человек развивает «негативный дискурс»: он часто жалуется на все и на всех, у него возникает желание все бросить, появляются подозрения в заговоре, агрессивность, его реакции становятся слишком импульсивными. Даже у людей, которые обычно невозмутимы, эмоциональные пики возникают внезапно: они становятся нетерпеливыми и раздражительными.

– Снижение личностной оценки: у страдающего выгоранием человека чувство собственной беспомощности сочетается с идеей отсутствия перспектив развития, причем, абсолютно во всех сферах жизни. Обычно во время тяжелых жизненных испытаний, если затрагивается один спектр жизни (личной или профессиональной), другие остаются незатронутыми. Именно уход в другие сферы деятельности помогают человеку выжить – исходящая из других проектов мотивация постепенно тянет человека «вверх». Для страдающего выгоранием человека труднее найти мотивацию, а нынешние условия санитарного кризиса такую ситуацию только усугубляют. Карантин и социальное дистанцирование затронули практически все аспекты нашей жизни – многих это демотивирует, у них возникает впечатление, что «выхода» нет.

К таким «классическим» признакам «выгорания» добавляется новый, вызванный пандемией. Он затронул абсолютно всех, даже самых стойких и не испытывающих финансовые или социальные трудности людей. Французский психолог и софролог Лоранс Ру-Фуйе называет его «потерей беспечности». Той беззаботной легкости бытия, с которой мы раньше могли планировать жизнь, больше не существует. Неожиданно уехать на выходные, сделать сюрприз другу, подготовить вечеринку по случаю дня рождения, импровизировать ужин в ресторане, внезапно пойти в театр или кино или просто погулять по городу – теперь любое действие требует тщательной подготовки. Помимо собственной безопасности нам надо думать и о безопасности своих близких. В таких условиях спонтанность стала практически невозможна.

Как утверждает психолог, этот критерий «представляет наибольшую проблему», потому что, если мы и можем на короткое принять карантин, то мысль о том, что ситуация с пандемией продлится еще неопределенное время, сковывает нас, придавая чувство безысходности. Наше именно добровольное согласие отказаться от ряда личных свобод ради нашего собственного здоровья или общественного блага, заставляет нас почувствовать невозможность прежней «беспечности».

Создается впечатление, «как будто радость и удовольствия нам запрещены – причем на неопределенный срок. Надежда улетела. И если вирус поражает вокруг себя несколько человек, то это выгорание затрагивает абсолютно всех, даже если человеку не пришлось напрямую столкнуться с вирусом», – рассказала RFI Лоранс Ру-Фуйе. В самых крайних случаях из-за пандемии людям приходилось отказываться и от долгожданных, тщательно спланированных проектов (личных или профессиональных), некоторые из которых больше никогда не воплотятся.

«Возвращение к себе»

Если человек замечает у себя появление таких признаков, то ему, скорее всего, лучше обратится к врачу. Однако некоторым удается справиться самостоятельно – известные ранее способы релаксации работают и в случае «ковид-выгорания». Однако это лишь вспомогательные методы борьбы с симптомами, которые не устраняют главную причину синдрома: коронавирус останется с нами еще некоторое время. В настоящий момент очень сложно сосредоточиться на позитиве, он стал нам необходим, как кислород без защитной маски.

За неимением возможности получить новые позитивные ощущения в окружающем нас и сузившемся до расстояния в несколько десятков километров мире, остается единственный, но, пожалуй, самый правильный выход – нужно искать новые возможности внутри себя. Это может быть что угодно, от изучения иностранных языков до спортивной тренировки, лишь бы занятие приносило удовольствие и показывало, что человек постепенно добивается конкретных результатов. Это позволит пережить трудное время до тех пор, пока события не дадут нам снова возможность обрести полную свободу выбора наших действий.

Не случайно, что для многих эта пандемия стала возможностью «возвращения к себе»: как заметили специалисты, у большинства людей чувство беспокойства, вызванного неопределенностью и сидением в карантине, довольно быстро сменилось чувством безопасности внутри собственного жилища. «Если не считать стресса от работы на удалении в сочетании с вниманием, которое одновременно нужно уделять свои близким, первоначальный страх неопределенности довольно быстро проходит». Многие смогли увидеть в этом «домашнем мыльном пузыре» возвращение домой и возвращение к себе, говорит Лоранс Ру-Фуйе.

Источник: https://www.rfi.fr

 

Оцените материал
(0 голосов)
Последнее изменение Среда, 09 декабря 2020 22:18

В ЦЕНТРЕ ВНИМАНИЯ

01-02-2021 29 Статьи

Психолог дал советы по борьбе с зависимостью от соцсетей

Психолог дал советы по борьбе с зависимостью от соцсетей

Во время пандемии и самоизоляции люди всё больше времени стали проводить в соцсетях. О том, как определить и побороть зависимость от них, рассказал в воскресенье, 31 января, в интервью RT...

27-01-2021 52 Статьи

Происходит искусственное психическое заражение общества

Происходит искусственное психическое заражение общества

Мы живем в обществе, в котором грубые психиатрические симптомы — именно те симптомы, которые принадлежат настоящей психиатрии, выдаются за эталоны моды и поведения, считает Ирина Медведева, директор Общественного института демографической...

13-01-2021 39 Статьи

Терапия духовной культурой и национальные характеры

Терапия духовной культурой и национальные характеры

О добре, зле и национальных характерах рассказывает Марк Евгеньевич Бурно — доктор медицинских наук, профессор, автор и основатель отечественного психотерапевтического метода — школы «Терапия творческим самовыражением М.Е. Бурно».

25-12-2020 49 Новости психологии

«Главное — любить жизнь!» Людмиле Николаевне Собчик — 90!

«Главное — любить жизнь!» Людмиле Николаевне Собчик — 90!

24 декабря 2020 года отмечает 90-летний юбилей Людмила Николаевна Собчик — доктор психологических наук, почетный профессор Межрегионального российского сообщества психологов, психотерапевтов и социологов, главный научный сотрудник Государственного научного центра социальной...

20-12-2020 91 Статьи

Убережение и медиация - шанс на исправление

Убережение и медиация - шанс на исправление

В некоторых странах мира набирают популярность такие правозащитные практики как медиация и убережение, которые используются в формировании личности трудных подростков и их защите от уголовного преследования. В этом материале мы...

Кто на сайте

Сейчас один гость и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Яндекс.Метрика
You need to enable user registration from User Manager/Options in the backend of Joomla before this module will activate.